Возрождение казачества как форма благотворительности

В России второй половины XIX века произошел коренной перелом в осмыслении благотворительности. Меценаты задумались не только об адресной помощи нуждающимся, но и об улучшении общества в целом. Новой концепцией благотворительности стала борьба за повышение статуса страны путем поддержки культуры, сохранения традиций, формирования идей нации в целом. Так благотворители перешли от малого к глобальному, патриотическому. То есть, кроме раздачи рыбы, благотворители задумались и о том, как дать обществу удочку, чтобы оно само имело возможность добывать рыбу. Идея пересекается с концепцией коммунизма – учения набиравшего в то время популярность.

Для осуществления идеи общества равных возможностей, где каждый его член сможет реализовать себя и вместе с тем обеспечить необходимым, это общество должно быть, прежде всего, грамотным, культурно образованным, чтить традиции, понимать, что оно уникально как этнос. Задачу можно обозначить одним словом – всеобщее просвещение.

В рамках идеи всеобщего просвещения русские меценаты жертвовали на школы и больницы, учреждали стипендии, создавали библиотеки и галереи, финансировали исследовательские проекты в различных областях. Это были и научные экспедиции по изучению, сбору и систематизации традиций народов, проживающих как на территории России, так и в далеких странах. Это были и проекты по воскрешению, поддержанию и развитию различных народных традиций, как неотъемлемой части общей культуры нации.

Сегодня русские меценаты возвращаются к концепции повышения статуса страны. Вновь создаются различные культурные фонды, осуществляется поддержка талантов, финансируются проекты, работающие на престиж России, поддерживаются движения, возрождающие народные традиции, открываются частные музеи.

Россия – многонациональная страна. Это яркая народная культурная мозаика, состоящая из множества элементов, которые дают общую картину страны с расстояния. Каждый элемент ее уникален. И если часть мозаики потеряет цвет, или элементы ее вовсе выпадут, то, безусловно, это отразится на общей картине престижа страны. Поэтому поддержка и развитие народных традиций – задача важная. И хорошо, что за решение этой задачи в последнее время берутся благотворители, или если угодно – меценаты и филантропы. И задача эта далеко не простая, ведь многое из этой мозаики уже потеряно – что-то, к сожалению, безвозвратно, что-то нужно реставрировать, возвращать к изначальному виду: из извращенного и гротескного.

Своими добрыми делами всегда славилось казачество и сегодня, когда эти традиции понемногу утрачиваются их сохранение тоже можно назвать одной из форм благотворительности. Выражается эта форма не столько в материальном, сколько в духовном. Весь образ жизни казачьих общин в мирное время — это особый уклад, подчиненный своим законам, правилам, нормам морали. Эта часть культуры страны сегодня во многом искажена, а попытка её возродить и сохранить становится одной из форм благотворительности.

Так, например, мы можем наблюдать, что набравшее популярность после развала СССР, казачество сегодня представляет собой для большинства сторонних наблюдателей толпу каких-то ряженых бородачей из провинциального цирка. К сожалению, в большинстве случаев именно так и есть. Люди, собирающиеся в казачества, знают, что в них течет та самая уникальная вольная «казацкая кровь», но не имеют ни малейшего представления о традициях казачества, кроме внешних его атрибутов – усов, штанов с лампасами и сабель. Тем не менее, это огромный культурный слой, до конца не исследованный. И место ему не в музее, поскольку желание потомков казаков жить по заветам и традициям предков огромное и оно востребовано.

Прежде казачество представляло собой широкое географически понятие. Спроси сегодня у донского казака – что он знает о бурятских казаках? Вряд ли вы услышите в ответ что-то вразумительное. А, тем не менее, бурятские или забайкальские казаки имели даже свои методы сабельной рубки. Для иллюстрации приведем выдержку из статьи в американской газете The New York Times 1904 года, о тех самых бурятских казаках.

В статье идет речь о русско-японском сражении под Ляояном. Материал Батцэнгэл Нацагдоржа под названием «Японцы вынуждены отступить». Опубликован 28 Августа, 1904 г.

«Главные артиллерийские бои происходили перед селом Ляндянь, где японцы концентрированно обстреливали из 10 батарей. И одновременно они наступали по направлению к Тунсинпу, в 4 верстах к юго-западу от села Ляндянь. Но они были перехвачены казаками, чья мощь была усилена пехотой и артиллерией…

Под прикрытием сильного огня японская колонна начала наступать, но она была обнаружена бурятскими казаками. Буряты сражались великолепно, задержав японскую атаку на целых три часа, но они вынуждены были отступить, когда прибыло сильное японское подкрепление и японские гаубицы начали стрелять большими снарядами. Тогда русские батареи впервые открыли огонь, и русская пехота, усиленная казаками, перешла в контрнаступление и вернула назад свои позиции».

Кроме Забайкальского казачества и известного войска Донского, также, существовали: Уральское казачество, Терское, Кубанское, Оренбургское, Астраханское, Сибирское, Запорожское, Амурское… Казачьи сообщества существуют сегодня и в Казахстане. История казачества, традиции, цели – это ведь огромная часть нашей славянской культуры, которая сегодня нуждается в переосмыслении, глубоком исследовании и возрождении, что входит в общую задачу просвещения как части работы на положительный, уникальный образ России.

Словом, задач у российских благотворителей много. Они разнообразны. Было бы желание и средства, а работа найдется – ее, можно сказать, в России непочатый край.


Добавить комментарий