Дмитрий Голиков: «Запомнился готовый сражаться Севастополь!»

В феврале-марте 2014 года Дмитрий Голиков был одним из тех, кто всеми силами способствовал воссоединения Севастополя с Россией. В преддверии годовщины Русской весны ее активные участники вспоминают былое и делятся наболевшим. В эксклюзивном интервью для ИА FederalCity нынешний руководитель одного из самых заметных общественных движений города-героя рассказал о своих ожиданиях и настроениях четырехлетней давности.

— Расскажите о том, как началась для вас Русская весна, что особенно запомнилось в то время?
— Я не буду говорить о том, что я был пропитан идеей русского мира, возвращением Крыма и Севастополя на историческую родину. Я был простым жителем нашего города, поглощенным своими рабочими и житейскими буднями. Русский мир в Севастополе был и так со мной всегда, это было как-то даже само собой разумеющееся. Русский флот, Русский язык, Русская история, семьи русских офицеров и мичманов. Украинская культура в Севастополе для меня воспринималась, как что-то инородное. Причём это было где-то на подсознании — думаю, как и для многих жителей нашего города. Что-то менять — я и не думал об этом… И если честно, сейчас я себя ощущаю менее русским человеком, чем тогда… Почему? Наверное, разочарование от несбывшихся слишком грандиозных ожиданий. Реальность охладила…

Русская весна пришла ко мне вместе с киевским майданом, чем ближе приближался его очаг к Севастополю, тем жёстче становилось мое сердце… Я опущу некоторые подробности, но так получилось, что в день проведения митинга на площади Нахимова я и ещё двести человек встречали авто-майдан. Угроза его появления была реальной. На Ялтинском кольце, вместе с моим отцом и его казаками, со спортсменами, ребятами с нашего рынка «Севпривоз», мы готовы были умереть, но этих гадов не пустить в наш город. Из вооружения были палки… Но были ребята и с чем-то посерьёзнее… Сейчас говорят, что это был практически первый отряд самообороны. Не знаю, наверное, не надо считать: первый, второй… Главное, что он был! Там же впервые я услышал фамилию Чалый… Мне она ничего не говорила… Потом мимо нас прошла российская бронетехника, встала неподалеку, и мне все стало ясно — какой к черту авто-майдан… В принципе на этом моя Русская Весна и закончилась… Я понял, Путин нас не оставит! Многие до сих пор ещё на баррикадах, но мне тогда уже все стало ясно… Да, потом кормили блокпосты, воинские части, но это все мелочи…

Что мне запомнилось тогда? Запомнился готовый сражаться Севастополь! Город стал одним целым, собрался в жёсткий кулак! Я наблюдал за этим спокойно и с трезвой головой, повторюсь — я был уверен, решение принято, оставались технические вопросы.

— Прошло четыре года после событий февраля-марта 2014 года. Все ли тогда было сделано правильно?

— Считаю, все было организовано и исполнено на высшем уровне. У Севастополя появился шанс, и он его использовал!
— Дмитрий, как вы считаете, почему сейчас у власти не осталось практически никого из активных участников Русской весны?
— Севастополь жил в условиях украинизации очень и очень долгое время. В той ситуации, на территории Севастополя России были нужны свои патриоты, свои ячейки русского мира. Это всячески поддерживалось. Слабая внешняя политика Украины позволяла этому осуществляться практически в полном объёме. Яркий пример — Татьяна Ермакова и ее Русская община Севастополя! Организация, существующая и реально работающая с 1992 года. Чего только стоит ее пограничный российский столб, пророчески установленный в том месте, где сейчас проходит граница. И это было в 2008 году! Но это было тогда… Сейчас зачем нужны эти люди? Люди, будоражащие других людей… Все, их функции выполнены. Сейчас действует политика разбавления людей, привыкших иметь свое мнение, людьми, принимающими действительность за должное. О каком представлении во власти можно говорить? Все, время героев прошло…

— Насколько сильно повлияла Русская весна на вашу личную судьбу и карьеру?

— Для меня все перевернулось с ног на голову. Пришлось искать новые варианты осуществления своей предпринимательской деятельности, но справился. Очень неприятна для меня стала ситуация с моим детищем — рынком «Севпривоз». А именно: только страсти улеглись, вопреки моим ожиданиям начались нападки и попытки изъятия территории. Какое-то время мне не верилось, что это ошибка. Потом я все понял… Пришлось занимать оборону. Развитие рынка с приходом России остановилось. Я был уверен, что мои знания в области продуктового обеспечения будут востребованы. Я готов был применить все свои знания и опыт. Я хотел задействовать свой рынок для снижения ценовой продуктовой политики Севастополя… Приносил чиновникам проекты логистического центра, способного составить здоровую конкуренцию Симферополю — региону, который кардинально определяет нашу севастопольскую ценовую политику. Я не просил денег, все сделаем сами. Но нет. Это, к сожалению, никому в правительстве не надо. Хотя, если быть честным, есть люди в севастопольской власти, которые слышат, стараются помочь. Но даже для них это какой-то замкнутый круг.
— Все ли ожидания, связанные с воссоединением с Россией, сбылись?
— Если говорить об ожиданиях от присоединения, то, конечно, не все они оправдались. Но я знаю одно — Россия страна стойких и мужественных людей, мы пройдём все эти смутные времена и в конце концов сделаем наш город и страну процветающими!


Добавить комментарий